Воскресенье, 07 июня 2020 г.   

  
 
 
  
  

Как вступить в Российское
Монархическое
Движение?

(нажмите, чтобы узнать)

 

 

Газета Российского Монархического Движения

 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Rambler's Top100

 

 

eServer.ru :: Хостинг-оператор #1
 

RB2 Network Member

 

 

 

 
 
НОВОСТИ / 2005 / ЯНВАРЬ / 22


Обращение Санкт-Петербургского отдела Российского Имперского Союза-Ордена по случаю 100-летия трагических событий 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге.

22 января 2005 г.


Дорогие соотечественники, соратники и единомышленники!

22 января (9 января ст.ст.) 2005 года исполняется 100 лет со дня трагических событий, имевших место в Санкт-Петербурге и названных впоследствии "Кровавым воскресеньем". Что мы знаем о них: "Сотни тысяч рабочих столицы, доведенные до отчаяния бесправием и нищетой, возмущенные сдачей Порт-Артура, зимним воскресным днем, с женами и детьми, с иконами, хоругвями и царскими портретами, с пением молитв и гимна "Боже, Царя храни", мирно, с выражением верноподданнических чувств, пришли на Дворцовую площадь, чтобы рассказать Императору Николаю II о своих нуждах, в надежде, что Царь-Батюшка защитит их от произвола заводчиков и фабрикантов. Царь же приказал их расстрелять, пролив потоки невинной крови. Было убито и ранено более 4600 человек. "Как Царь с нами, так и мы с Царем и т.д."? Вот, пожалуй, и всё.

Однако, в действительности, это традиционное либерально-революционное изложение происшедшего ложно. Правда, как оказывается, только в том, что в шествии к Зимнему дворцу приняли участие около 300 тысяч человек. Остальное же - злонамеренный вымысел. Утверждение о том, что рабочие столицы Империи были бесправны опровергается хотя бы уже самим существованием легальной рабочей организации "Собрание русских фабрично-заводских рабочих в Санкт-Петербурге", которое к 1905 году насчитывало в нашем городе и его окрестностях 11 отделов и около 20 тыс. членов. Именно из рук царской власти получили рабочие свободу собраний и взаимопомощи, возможность организации досуга и самообразования. При отделениях "Собрания" организовывались библиотеки и бесплатные лектории. Руководство "Собрания" успешно защищало права своих членов, отменяло незаконные штрафы и решения об увольнении. Осенью 1904 года у "Собрания" появился запасной капитал, при его отделениях были открыты потребительские лавки и чайные. Возникла мысль о широкой системе кооперации, был выдвинут проект специального рабочего банка.

Нищими столичных рабочих также назвать было нельзя. Несмотря на Русско-японскую войну, которая могла бы по всей логике потребовать определенных жертв со стороны каждого русского человека, на жизни внутренней России она практически не отразилась. Государственный банк ни на один день не останавливал размен банковских билетов на золото. Урожай 1904 г. был обильный. Промышленность увеличивала свое производство, в том числе и в результате военных заказов Последние обеспечивали, между прочим, повышение заработной платы, прежде всего в оборонной отрасли и именно в Петербурге. Понятно, что уровень жизни работников, недавно пришедших на заводы и фабрики из деревень, отличался от тех условий, в которых жили рабочие, имевшие длительный стаж и достигшие с течением времени высокой квалификации. Но, в целом, общеизвестно, что значительное количество рабочих имело возможность не только нанимать отдельные многокомнатные квартиры на одну семью, но, даже приобретать недвижимость и учить своих детей в частных гимназиях, что до сих пор считается многими прерогативой высоко обеспеченных слоев населения. Примеров этому более чем достаточно.

Закончившаяся поражением оборона Порт-Артура также не могла быть причиной столь массовых беспорядков. 157 дней героические защитники недостроенной крепости, наследники славы Нахимова и Тотлебена, отражали атаки втрое превосходящего противника, направившего против них 200 тыс. солдат и офицеров. Три штурма были отбиты с нанесением врагу урона в 110 тыс. человек, тогда как русские потеряли 27 тысяч. Поэтому, хотя Порт-Артур и пал, к неописуемой радости чающих революционных потрясений, Япония не могла уже рассчитывать на победу в войне одними лишь своими, ежедневно истощавшимися силами. Военная мощь России на Дальнем Востоке постоянно росла. Сибирская дорога пропускала к 1905 г. уже 14 пар поездов в день, вместо 4-х в начале войны. В Манчжурии было сосредоточено около 300 тыс. человек. Будущая победа России была предрешена. Была бы, если бы в союз с внешним врагом нашей Родины не вступил бы враг внутренний.

Именно в сговоре с Японией, а также при поддержке американских миллионеров, причем задолго до 20 декабря 1904 года - дня падения Порт-Артура, либералами и революционерами была начата подготовка первой анти-русской революции. В сентябре-октябре 1904 г. по инициативе японского шпиона, финского националиста Конни Циллиакуса, сыгравшего в 1904-1905 гг. роль, подобную роли небезызвестного Парвуса в 1917 г., на японские деньги в Париже было проведено "совещание оппозиционных и революционных партий". Помимо либералов и социалистов на нем были широко представлены польские, латышские, финские, армянские, грузинские и еврейские националисты. Это сборище вынесло резолюцию об "уничтожении Самодержавия" и о создании "свободного демократического строя на основе всеобщей подачи голосов". Его участники признали также "полезность" для "освобождения" России её поражения в войне с Японией и призвали всячески способствовать этому.

На подрывную работу были выделены огромные по тем временам деньги, миллионы иен и десятки миллионов долларов. Именно на них, те, кто впоследствии организовал кровавую провокацию в Петербурге, приобретали оружие, финансировали "стачечный комитет", выплачивая бастующим (это во время войны!) "пособие" не ниже среднего заработка (которого, соответственно, на жизнь хватало). Поэтому когда мы слышим из уст наследников этих предателей, что революция была вызвана оскорбленным военными поражениями патриотическим чувством, мы снова говорим - ложь.

Ещё одна ложь заключается в том, что никаким верноподданническим по сути провокационное шествие не было. Здесь особо следует остановиться на так называемой "петиции рабочих". Несмотря на содержавшиеся в ней выражения верноподданнических чувств рабочих к своему Государю, она представляла собой жесткий политический ультиматум власти, предъявлявший Государю заведомо не выполнимые требования.

"Петиция", которая была составлена не только от имени рабочих, но и от всех вообще "жителей города Санкт-Петербурга разных сословий", свидетельствовала о том, что требования выдвигаются не столько для удовлетворения экономических нужд рабочих, сколько - под их прикрытием - интересов либералов и революционеров - "повели немедленно, - требовалось в ней от Царя, - сейчас же призвать представителей земли русской от всех классов, от всех сословий, представителей и от рабочих… Пусть каждый будет равен и свободен в праве избрания, - и для этого повели, чтобы выборы в Учредительное собрание происходили при условии всеобщей, тайной и равной подачи голосов. Это самая главная наша просьба… Но одна мера все же не может залечить наших ран. Необходимы еще и другие: немедленное освобождение и возвращение всех пострадавших за политические… убеждения; немедленное объявление свободы слова, печати, свободы собраний; ответственность министров перед народом и гарантия законности (?) правления; отделение церкви от государства". Неужели же рабочие Петербурга собирались контролировать министров? Или им, православным русским людям, нужно было отделение Церкви от государства? Ясно, что под видом рабочей демонстрации анти-русские силы шантажировали Помазанника Божиего, требуя от Него замены Царского Самодержавия парламентом по западному образцу. Самих же рабочих, которых приглашали идти к Царю за помощью, знакомили только с экономическими требованиями.

Революционеры знали, что после имевшего места 6 января (ст.ст.) 1905 г. покушения на Государя - во время водосвятия на Неве перед Зимним дворцом одно из орудий батареи, производившей салют, выстрелило картечью; на павильон, где находился Николай II упали крупные картечные пули, из которых одна упала совсем рядом с Государем - Император уехал из Петербурга в Царское Село. Но, тем не менее, они повели рабочих "к Царю". Гапоновские провокаторы даже распространяли слух, что Царь сам хочет встретиться со своим народом. Сотни агитаторов ходили среди народа, приглашая людей 9 января к двум часам на Дворцовую площадь, заявляя, что их там будет ждать Царь. Схема провокации такова: революционные агитаторы, якобы от имени Царя, ходили и передавали рабочим примерно такие "его" слова: "Я, Царь Божией милостью, бессилен справиться с чиновниками и барами, хочу помочь народу, а дворяне не дают. Подымайтесь, православные, помогите мне, Царю, одолеть моих и ваших врагов".

На самом же деле замысел революционеров был прост: несколько колонн спровоцированных рабочих-демонстрантов, в рядах которых должны были до времени скрываться революционеры-террористы, намеревалось провести к Зимнему дворцу. Другие колонны должны были быть не допущены до Дворцовой площади, а расстреляны на подходах к центру города, что подогрело бы возмущение собравшихся у дворца. Если бы Государь всё-таки появился для умиротворяющего призыва, террорист должен был совершить убийство Императора. Дальше - возбужденная кровью стихия завершила бы дело уничтожения Царствующей семьи.

Это подтверждается самим ходом событий 9 января: так, с самого начала "шествия", появились красные знамена, лозунги "Долой Самодержавие!", "Да здравствует революция!". На Васильевском острове еще до первых выстрелов толпа, возбужденная подготовленными боевиками и возглавляемая большевиком Л.Д. Давыдовым, захватила оружейную мастерскую Шаффа и возводила баррикады. 200 человек разгромили управление 2-го участка Васильевской полицейской части. "В Кирпичном переулке, - докладывал Царю Начальник Департамента полиции Лопухин, - толпа напала на двух городовых, один из них был избит". Кстати, наибольшее количество жертв с обеих сторон принесли не усмирение демонстрантов в первой половине дня, а перестрелки с погромщиками именно на Васильевским острове, когда боевики пытались удерживать арсеналы и местные оружейные магазины. Всё это ясно говорит о том, что всякие утверждения о "мирной" демонстрации - ложь. Именно таково положение вещей, которое привело к необходимости принятия чрезвычайных мер для водворения порядка, и воинским частям пришлось действовать против огромных скопищ рабочих огнестрельным оружием.

Еще одна ложь - число жертв. Количество погибших, включая полицейских чинов, 9 января в действительности было 96 человек, а раненых - 311. Отнюдь не тысячи. Это - ещё одна ложь. И, хотя и одна человеческая жизнь бесценна, ложь от этого правдой не становится.

Показательна листовка, выпущенная уже вечером 9 января Гапоном: "9 января 12 часов ночи. Солдатам и офицерам, убивавшим своих невинных братьев, их жен и детей и всем угнетателям народа мое пастырское проклятие; солдатам, которые будут помогать народу добиваться свободы, мое благословение. Их солдатскую клятву изменнику Царю, приказавшему пролить неповинную кровь народную, разрешаю. Священник Георгий Гапон". Впоследствии в печатном органе эсеров "Революционная Россия" этот лжесвященник призывал: "Министров, градоначальников, губернаторов, исправников, городовых, полицейских, стражников, жандармов и шпионов, генералов и офицеров, приказывающих в вас стрелять - убивайте… Все меры, чтобы у вас были вовремя настоящее оружие и динамит - знайте, приняты… На войну идти отказывайтесь… По указанию боевого комитета восставайте… Водопроводы, газопроводы, телефоны, телеграф, освещение, конки, трамваи, железные дороги уничтожайте…".

В сравнении с пышущей сатанисткой злобой Гапона замечательна реакция на происшедшее Императора Николая Второго. Трагический смысл катастрофы 9 января был осознан им уже вечером этого дня. Нарочито избегавший в своем дневнике пространных и эмоциональных оценок происходивших в его жизни событий, 9 января 1905 г. Государь сделал следующую дневниковую запись: "Тяжелый день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего Дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!". 19 января, обращаясь к рабочей депутации, Царь, выделивший из собственных средств на помощь пострадавшим 50 000 рублей (в среднем полугодовой заработок на каждого погибшего), дал правильную оценку событиям "кровавого воскресенья": "Прискорбные события, с печальными, но неизбежными последствиями смуты, произошли оттого, что вы дали себя вовлечь в заблуждение и обман изменниками и врагами нашей страны. Приглашая вас идти подавать Мне прошение о нуждах ваших, они поднимали вас на бунт против Меня и Моего правительства, насильно отрывая вас от честного труда в такое время, когда все истинно русские люди должны дружно и, не покладая рук, работать на одоление нашего упорного внешнего врага".

Веря в здравомыслие и преданность Русского народа, Царь обратился к нему с манифестом, в котором призывал "благомыслящих людей помочь правительству в искоренении крамолы и укреплении Самодержавия". Святой Царь-Мученик с открытым сердцем шел навстречу народу, понимая, что для противодействия враждебным России силам, необходимо объединение всех честных русских людей. Подрыв же самодержавного, православно-монархического принципа Царь справедливо рассматривал как разрушение России, вина за которое и связанную с ним кровь полностью лежит на тех, кто в чаянии мирового пожара разжег на нашей Родине адский пламень богоборчества.

Секретариат Санкт-Петербургского отдела
Российского Имперского Союза-Ордена
9/22 января 2005 года
 

Пресс-служба РМД  по материалам газеты "Монархист" 

Ссылки по теме:
P. S. Более подробно с описанием действительных событий 9 января 1905 года в Петербурге и того, что им предшествовало, вы можете ознакомиться на сайте в сети Интернет по адресу: http://www.rosliguk.narod.ru/9jan.html.
 
     

хостинг: eServer.ru