Пятница, 29 мая 2020 г.   

  
 
 
  
  

Как вступить в Российское
Монархическое
Движение?

(нажмите, чтобы узнать)

 

 

Газета Российского Монархического Движения

 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Rambler's Top100

 

 

eServer.ru :: Хостинг-оператор #1
 

RB2 Network Member

 

 

 

 
 
НОВОСТИ / 2001 / ФЕВРАЛЬ / 19


ФЕНОМЕН ДОСРОЧНОЙ ОТСТАВКИ: УХОДИТЬ И НЕ ПРОЩАТЬСЯ?

6 февраля 2001 года

 

   За последнее время на российской политической сцене произошли два события, которые не могли не привлечь внимания экспертов-политологов и широкой общественности. Досрочно ушли в отставку два видных губернатора – Аман Гумирович Тулеев и Евгений Иванович Наздратенко. Оба сложили с себя полномочия добровольно: один более добровольно, другой менее. В свете начавшейся избирательной реформы эти отставки позволяют еще глубже понять и осветить те проблемы, которые уже в ближайшем будущем предстоит решить российскому законодателю.

   В отношении Наздратенко все относительно ясно. Его отставка была предрешена всем ходом событий. Как бы губернатор не сетовал на развал угольной отрасли, плохую работу энергетиков или капризы погоды, неспособность приморского руководства совладать с ситуацией была налицо. Резкая критика Президента, гнев министра по чрезвычайным ситуациям Шойгу, недоумение полпреда Пуликовского и практически единодушное требование головы Наздратенко думскими фракциями и крупнейшими СМИ делали сию отставку лишь фактором времени.

   Неделю спустя в интервью программе «Здесь и сейчас» Евгений Наздратенко заявит, что необходимо развеять миф, что Президент якобы попросил его уйти в отставку. По словам Евгения Ивановича, Путин лишь спрашивал о его здоровье, и тут Наздратенко сам попросил главу государства отставку принять. Как бы то ни было, с 1 февраля у Президента появилась законная возможность снимать губернаторов. И, может, не случайно, что за день до наступления этой знаменательной даты теперь уже бывший губернатор Приморья слег в больницу.

   Сразу после отставки в прессе стали циркулировать слухи, что Наздратенко намерен вновь побороться за губернаторское кресло. И хотя потом сам Евгений Иванович подобный сценарий для себя отверг, ясно, что законодательно никто это ему запретить не сможет. Как не смогли, например, Аману Тулееву, ушедшему в отставку чуть ранее.

   Заявление Кемеровского губернатора Амана Тулеева о планируемой отставке стало своего рода сенсацией дня. Хотя речь шла о давно уже принятом решении. В интервью "Интерфаксу" Тулеев признался, что об этом он проинформировал главу государства, членов Совета Федерации и полпреда президента в Сибирском федеральном округе аж за месяц.

   Тулеева многие просили одуматься. Ведь «разумность» переноса выборов не выдерживает никакой критики. Не так давно, в сентябре 2000 года, был прецедент в Татарстане, когда Центральная Избирательная Комиссия РФ категорически осудила решение Госсовета республики о переносе даты президентских выборов в республике с марта на декабрь. Недвусмысленно высказался Александр Альбертович Вешняков и на этот раз. По его мнению, хотя законодательно такое и возможно, сия лазейка относится к числу тех явных прорех в избирательном законодательстве, которые подлежат штопке. Глава ЦИК убежден, что для лиц, ушедших в отставку накануне выборов, следует ввести законодательный запрет баллотироваться на тот же пост. Трудно с этим не согласиться.

   Комментарии Тулеева в день отставки удивляют. Он расценил критику своего поступка как происки старой ельцинской гвардии. Кемеровский губернатор посчитал, что "в Москве готовили кандидатов с подачи некоторых олигархов, которые хотели бы единолично распоряжаться областью и которых он не устраивает". "Наверное, хотели этого кандидата раскрутить до октября, как это делалось в ряде регионов России. Однако решение о совмещении выборов и проведении их 22 апреля, видимо, спутало их карты, поэтому и начались звонки сверху".

   Не хочу цепляться к словам. Разобраться бы, что же стоит тогда за желанием кемеровского губернатора, элементарный страх перед сильным потенциальным конкурентом в борьбе за доходное кресло или все-таки забота об экономии народных средств. Не хочу подозревать уважаемого губернатора во всех тяжких. Когда было объявлено, что на следующий день Тулеев планирует уйти, я решил зайти на его сайт tuleev.ru и воспользоваться возможностью написать губернатору письмо. Вот что у меня получилось:


   «Уважаемый господин губернатор!
Я заходил на Ваш сайт и до президентских выборов. Дизайн у вас классный. Другое дело, что вряд ли вы читаете наши письма. Ну, бесплатные советы у нас все дюжи раздавать, особенно, когда в советах никто не нуждается. Однако, как специалист, причем востребованный и успешный специалист, попытаюсь аргументировано возразить вам. 1. Разве это честно, не дать конкурентам Вашим времени на раскрутку. Вас ведь все знают. Но и у других людей могут быть разумные идеи по обустройству области? Своими действиями, Вы торпедируете дискуссию в зародыше. Вы не даете проявиться альтернативным лидерам областного масштаба. Пусть они вам в любом случае не конкуренты. Но чем больше в области знаковых фигур, тем выше общественная стабильность. Дайте людям возможность подискутировать. Дайте им раскрыться в предусмотренные законом, а не Вашей волей сроки. 2. Что такое, когда избранное лицо слагает с себя полномочия. Это обман доверия избирателей. Вам не следует, к примеру, уподобляться Березовскому, оставившего в трудный момент свой проблемный регион - Карачаево-Черкессию. Где на него возлагали такие большие надежды. Или Бооса, из-за которого население Кузьминок на полтора года осталось без народного заступника. Кокетливому тирану Августу или вашему коллеге Титову, которого после президентских выборов уламывали вернуться. Не набивайте себе цену! Люди должны быть уверены в стабильности власти. Каждый народный избранник, баллотируясь на свой пост, обязан до конца нести свою ношу. 3. Уходить досрочно в отставку - плохой тон. Ибо даже три месяца без твердой руки в регионе, где расследуется дело Тихонова, а власти воюют с "МИКОМом", где имеются мощные преступные группировки, где куча проблемных отраслей, прежде всего, шахтеры и металлурги, чреваты непредсказуемыми последствиями. Тем более в разгар зимы. Холодной зимы. 4. Нельзя смешивать все выборы в одну кучу. Выбирая местное самоуправление, люди должны четко разобраться, кто есть кто. Вам же, как губернатору, будет легче работать с самыми достойными. Чем больше выборных компаний, тем будет устойчивей демократическая система. Люди не смогут уделить столько же времени программам местячковых кандидатов, если будут отвлекаться на программы глобальные, то бишь, областные. Нельзя, чтобы выборы местного самоуправления воспринимались как нечто второстепенное. 5. Губернатор может ссылаться на многочисленные просьбы трудящихся. А будет ли учтена позиция тех, кто это мнение не разделяет? Мы много дров наломали при большевистском терроре исключительно "по просьбам трудящихся". Раскулачивали, казнили, сажали... Пора жить по закону. Ведь исключения - это игра без правил. Благими намерениями вымощена дорога в ад. 6. Главный аргумент - финансовый. Но если смотреть на вещи реально, учтено ли, сколько потеряет в денежном отношении область и Россия в период междуцарствия столь авторитетного губернатора? Как скажется нестабильность на курсе акций местных и даже российских компаний? А в какую копеечку влетит, если (гипотетически) шахтеры вновь сядут на рельсы? Если будет предпринята попытка новой металлургической или угольной войны? Политика - это искусство возможного. Надо предусматривать все последствия принимаемых решений. 7. Не исключено, что подобная отставка - блестящая юридическая комбинация, чтобы обойти поправку о третьем сроке, заявив, что два предыдущие были не подряд. Как противник третьего срока вообще, скажу, что это не самый лучший ход. Мы уже проходили это с полемикой 1997-1999 года в отношении Ельцина. Надо: - уметь ВОВРЕМЯ уходить. - работать не щадя сил, чтобы реализовать все задуманное четко в отведенное избирателями время. Времени на раскачку, на обретение профессионализма и пр. вам никто не давал. - постоянно развиваться. В том числе и на других должностях. В частности и там, где нет губернаторских зарплат, льгот, дач, харчей, властных полномочий и вызываемых этими полномочиями "народной любви", внимания и уважения. Уж с вашим-то опытом вы везде найдете себе достойное применение. - не строить свое ханство. Не допускать под себя "Семью", как это было у Ельцина, Илюмжинова или Шаймиева. Именно в демократической ротации залог общественной стабильности. Вот, пожалуй, и все. Надеюсь, те, кто в Вашей команде следит за Интернетом, доведут до Вашего сведения сии скромные тезисы. Вам, конечно, виднее. Ведь такие решения не принимаются спонтанно. Другое дело, что за внешне симпатичными идеями, наживка, на которую клюют и умудренные политики, часто скрывается весьма порочная сущность. Пусть предостережением для Вас послужит судьба депутатского мандата Эллы Панфиловой, которая пошла на поводу у бездарей-консультантов, посоветовавших ей сыграть на идее призывать народ голосовать против всех. Не увлекайтесь. Ваш отказ от абсурдной идеи уйти в отставку встретит в обществе именно понимание и уважение. Ведь Вы умный человек. Другое дело, если отставке будет дан ход, не превращайте выборы в фарс. С уважением, Анатолий Баташев»
Как хотелось быть услышанным. Видит Бог.

   На следующий день Тулеев-таки ушел в отставку. Ушел, чтобы вернуться. Через некоторое время депутаты приняли поправку, позволяющую губернаторам идти на третий срок. Потом пришла очередь закона о партиях. Избирательная реформа началась. Но что она меняет для простого человека? - Ему просто стало еще труднее достучаться до небес, до власти.

   Ответа на свое письмо я так и не получил. Был, правда, отклик одного из моих друзей по интернет-конференции в «Отеле у Максима», где я также оставил экземляр этого письма: «Разве когда-нибудь власть нуждалась в наших советах? … Кому из «здравомыслящих» губернаторов нужны конкуренты?» По-моему, лучше и не скажешь.

   Мы уже привыкли к лицемерию. Когда всем гарантируются равные права избираться и быть избранными. Однако:

   1. Губернатор может заранее уйти в отставку, и у конкурентов нет времени на раскрутку. В российских условиях практически невозможно бороться с административным ресурсом. Если не запретить губернаторам идти на третий срок и участвовать в выборах после досрочного ухода в отставку, мы не получим в конечном итоге ротации элит, смены поколений во власти. Ушел же Ельцин после второго срока. И как жить легче стало. А сколько таких Ельциных сидит в регионах? – Много. Очень много. И мало кто из них жаждет последовать примеру «Большого брата».

   2. Собрать в свою поддержку подписей в размере одного процента от числа избирателей гражданин физически сможет лишь в Эвенкии. В остальных регионах он для этого должен быть либо поп-звездой, либо директором завода в день выдачи зарплаты. В нормальном депутатском округе, чтобы собрать необходимое число подписей, не покладая рук, должны пахать в течение месяца как минимум десять человек. И? … Избирательная комиссия вольна этот труд забраковать. Запросто.

   Система избирательных залогов расширяет возможности граждан. Да только многие ли смогут осилить эти три и более тысячи долларов?

   Как социолог с большим стажем полевых исследований скажу, что максимум в день человек может при полной выкладке собрать сто пятьдесят подписей. И то, если не станет тратить время на разъяснение своей программы. Не будет ли более логичным установить барьер в виде ста или двухсот подписей при 70% проверке? Чтобы широкая масса людей знала, что может пойти во власть. И даже победить.

   3. В ходе принятия закона о партиях большой сыр бор разгорелся вокруг финансирования. Вопрос заключался в том, стоит ли государству финансировать партии. В Центризбиркоме ставят вопрос еще в иной плоскости – зачем выделять деньги партиям-однодневкам, которые потом не в состоянии их обратно вернуть.

   Я бы предложил рассмотреть сию проблему и вот с какой стороны. Не для кого практически не секрет наличие черных касс при финансировании деятельности партий и предвыборных кампаний. Часто бывает, что кандидат затратил официально намного меньше, чем его соперники, однако по количеству предвыборной агитации – будь то времени на телевидении и радио или сумме квадратных сантиметров в газетах и квадратных метров рекламных щитов … их далеко опередил. Вывода из этого сделать можно два – либо у противников штабы вороватые или не имеющие практической сметки (что само по себе хуже воровства), либо у кандидата задействована черная касса. Третьего не дано. Разве что речь может идти об административном ресурсе.

   Ликвидировать черные кассы можно лишь одним путем – устранить верхние планки наполнения избирательных фондов. Если кандидат способен потратить на свою кампанию больше, чем остальные конкуренты, зачем ему в этом мешать. Именно таким образом и можно обеспечить равенство кандидатов, когда каждый может в полной мере использовать свои деньги и возможности. Запрещая это делать, создавая искусственные ограничения, мы просто питаем коррупцию. Уравниловка – не есть равенство. Пора бы это понять. Благо советский опыт не столь нам еще далек.

   Противники устранения ограничений финансовых фондов могут сколько угодно сетовать на то, сколько денег расходуется на «непроизводственные» нужды. Но мы живем в обществе с рыночной экономикой, где каждый волен распоряжаться своими деньгами, как ему вздумается. И каждое подобное ограничение – манна небесная для криминала. Пусть уж лучше эти деньги официально попадут в карман журналиста, пенсионерки – сборщицы подписей или агитатора …

   4. Помимо ограничения фондов большой проблемой является ограничение времени агитации. В США предвыборная кампания может длиться и два года. Мы же хотим все поместить в три месяца. Кому это на руку? Только действующим политикам и финансовым тузам, т.е. людям, которые либо уже достаточно раскручены, либо могут в короткое время эту раскрутку себе обеспечить.

   Отмена временных ограничений выгодна всем. Если у пенсионера нет особых денег, но есть уйма энергии и свободного времени, грех не дать ему этим ресурсом не воспользоваться. Если у бизнесмена есть куча денег, ему будет не обязательно выкидывать их в авральном порядке за указанные три месяца. Если он сможет раскидать этот расход на больший период, то, во-первых, ему придется меньше напрягаться в конце, он сможет лучше проконтролировать прохождение средств, ему не надо будет создавать вокруг себе искусственный ажиотаж с помощью не совсем чистых технологий.

   Будет сильно подорван и такой «проверенный» ресурс, как война компроматов. У кандидатов просто появится к нему иммунитет.

   Как мы видим, нужно совсем немного сделать, чтобы наши выборы шли честнее и чище. Конечно, следует предпринять ряд мер и для наведения порядка и на партийном поле. Но опять-таки, порядок этот надо наводить не путем введения новых жестких ограничений. Любые ограничения можно в конечном итоге обойти. И тогда опять-таки мы получим увеличение коррупции и криминала. Многие нормы следовало бы наоборот смягчить. Зачем, к примеру, заставлять те партии, которые преодолели пятипроцентный барьер на прошлых выборах вновь собирать подписи в свою поддержку или вносить избирательный залог? Это чистейшей воды маразм.

   Другой вид маразма – регистрировать партии в зависимости от количества членов. Причем ладно бы, если бы речь шла только об одной планке – общепартийной. Но и на местах, в регионах, требуются ячейки по сто человек. Власть и каждый гражданин просто должны себе ответить, что нам надо – очередная потемкинская деревня или демократическое правовое государство? Можно устанавливать количественные ограничения при допуске в высшую лигу – к тем партиям и движениям, которые могут соперничать на выборах в Думу. Что же касается «неплатежеспособных» партий, которые взяли деньги под выборы и до сих пор их не вернули, то их надо просто банкротить и распускать по решению суда. Но никак нельзя ограничивать возможность для граждан создавать объединения. Нынешняя система и так весьма жесткая. Не следует еще более завинчивать гайки.
 

Анатолий Геннадьевич Баташев
Политолог
Руководитель аппарата Российского политического Монархического Движения
 

 
     

хостинг: eServer.ru